Концентрация капитала и власть элит


07.09.2020 | Рубрики: Без рубрики

Несколько миллиардеров накапливают больше богатств, чем все остальное человечество, а 1% владеет более чем половиной мировых активов.

Неравенство доходов способствует прогрессу?

Когда Пикетти опубликовал свой труд «Капитал в 21- м веке», объясняя и обосновывая сложившийся процесс монополизации, некоторые из его противников, не будучи в состоянии отрицать существенное, предпочли атаковать предложения о перераспределении, подтверждающие, что экономическая концентрация капитализма не так вредна, она помогает прогрессу, что улучшало благосостояние людей.
Они забывают, что сам Пикетти также утверждает, что повышение уровня жизни населения было в основном связано с прогрессом, а не с финансовым расслоением.
Должен существовать потенциальный спрос, поощряющий инвестиции, и он не возник бы, если бы население не увеличивало свои доходы.

Чтобы динамика развития работала, нужно равновесие.
До определенного предела монополии полезны. Но бизнес-решения не всегда совпадают с тем романтическим видением либерального капитализма, согласно которому всегда сохраняется излишек, а сбережения всегда инвестируются.
В большем масштабе это накопление начинает функционировать как черная дыра, огромная гравитационная сила, которая начинает поглощать компании, чтобы доминировать на рынках и формировать цены.
Он начинает навязывать людям свои бренды путем укрепления стереотипов через наружную рекламу, задействуя возможности международного аутсорсинга и перемещения производства в страны с низким уровнем оплаты труда, дисциплинируя малые и средние предприятия, которые становятся своего рода «пролетариатом», вынужденным конкурировать друг с другом, сводя к минимуму прибыль и зарплаты.

Это доминирующее положение, достигнутое за счет концентрированного капитала, позволяет им увеличивать свою прибыльность в ущерб производственным компаниям и рабочим, и в этом случае капитализм начинает рожать чудовищных гигантских рыб, которые заглатывают мелких.
Конечно, с помощью адекватной трудовой политики можно немного улучшить доход рабочих, но пространство для маневра во многих компаниях все меньше и меньше из-за того, что было объяснено выше, и это также накладывает потолок заработной платы для остальных.
Таким образом, трудовая политика может вызвать облегчение, но не слишком сильно повлияет на распределение доходов. Чтобы сбалансировать ситуацию, необходимо решительно вмешиваться в бюджетную политику.

Как собирать налоги с богатых?

В этом смысле одним из ограничений является возрастающая сложность использования прогрессивной налоговой системы. Чем больше концентрация капитала, тем больше должна быть ставка подоходного налога, поскольку количество игроков сужается.
Другими словами, рано или поздно государство должно будет взимать с одной компании налоговую ставку 99,99% для финансирования самого себя, что было бы незаконным и невозможным на практике, потому что эта компания фактически и являлась бы государством.

Конечно, это невозможно. И с монополий налоги собирать очень трудно, потому государство, прогибаясь под капитал, скидывает налоговое бремя на плечи малоимущих. Вместо прогрессивной шкалы налога получается регрессивная, когда богатые платят меньше всех.

Выгоды технологической революции присваиваются предпринимателями путем увеличения их прибавочной стоимости и сокращения персонала, растет безработица. Пенсионные системы сокращаются, масса населения уходит в «теневую экономику», что делает систему нежизнеспособной.

Повышение пенсионного возраста, помимо отсрочки заслуженного выхода на пенсию работников, откладывает выход молодежи на рынок труда. Лучшие силы нации оказываются невостребованными.

Налог на прибыль или доход, как для физических лиц, так и для компаний, должен включать прогрессивные ставки до очень высоких уровней, но не только пропорционально величине прибыли, но также и количеству занятых работников, чтобы эта ставка была обратно пропорциональна количеству рабочих мест, которые были созданы для получения этой прибыли.